Грайворонский городской округ

Официальный сайт органов местного самоуправления

Грайворонского городского округа Белгородской области

 25 Мар 2010 12:00

Но это по паспорту. На самом же деле он на год старше.

Но это по паспорту. На самом же деле он на год старше.

Когда пришли немцы, мать утаила один год его жизни, чтоб в Германию не угнали, да так и осталось. Однако повоевать парню все-таки довелось, не смотря даже на бронь, устроенную военкомом в благодарность за игру на гармошке на кристинах его ребенка. По доброй воле: пошел с гармошкой демобилизованный друзей провожать, да с ними и остался.
Сначала службу проходил на Урале, а потом был переброшен в Манчжурию, где начиналась операция против японцев.
Как всякий деревенский парень, Ваня был достаточно крепким и выносливым человеком, в общем-то, немало испытавшим на своем коротком веку. Так, 41 в году его обязали перегонять скот в Казахстан. Дело это не простое, и вскоре большинство погонщиков разбежалось. А Ваня добросовестно дошел со стадом до Корочи, где и благополучно передал животных военным. Но в Манчжурии ему пришлось не сладко. Уже на марше к фронту. За сутки приходилось протопать до шестидесяти километров, в полной солдатской амуниции. Когда случался привал, бойцы просто валились с ног. И не реагировали даже на призывы поваров получить пропитание.
Потом были Малый и Большой Хинган. Пулеметчик рядовой Корнеев сражался храбро. Его ручной пулемёт системы Дегтярёва на 49 патронов, как сейчас помнит Иван Данилович, делал свое дело хладнокровно и размерено, с чисто крестьянской основательностью. И доблесть молодого солдата не осталась не замеченной – сам Сталин выразил ему благодарность за взятие Большого Хингана. А в итоге солдата наградили медалью «За победу над Японией».
После капитуляции Японии о победителях, казалось, забыли. Подразделению Корнеева около трех месяцев пришлось жить даже не в землянках, а каких-то норах, питаться чем попало.  Все обовшивели, обносились до такой степени, что когда их привезли в Союз, никто не верил, что это солдаты.
До 52 года продолжалась служба Ивана Даниловича. Сначала охранял пленных японцев, а потом – наших зеков в Магаданской области. Те добывали золото, и для Ивана Даниловича оно стало чем-то вроде забавной игрушки.
- Золота поподержал, - рассказывает он. - Разобьешь белый камень о камень, песок продуешь, вот тебе и золото.
С гармошкой Иван Данилович подружился лет в тринадцать. Да не простой, а немецкого производства, из клуба, где директором был его отец. Устроена она была совсем не так, как наша. Тем не менее, начинающий музыкант разобрался, что к чему и самостоятельно научился подбирать мелодии. А в армии стал киномехаником, получил права, занимался на курсах электро- и радиотехники.  Ну, куда такому было идти после демобилизации? Только в клуб, можно сказать, по стопам родителя. Так Иван Данилович и сделал. Только не совсем в клуб, а стал по селам кино крутить.
Впрочем, и в старый свой клуб заглядывал – по выходным, чтоб девчатам на гармошке поиграть. И он таки переборол кинематограф: уже весной Иван Данилович стал его директором. А вскоре колхозное собрание постановило строить новый клуб. И это стало основным занятием молодого директора, на четыре года.
Строительством Иван Данилович занимался так же основательно, как и воевал. Поэтому клуб получился на славу. На танцы к нему собирались со всей округи, даже из Козинки и Головчино приезжали. До двухсот человек иной раз набиралось. Еще и потому, что танцульки в Добром очень уж зажигательными были и заканчивались под утро.
По этому поводу у Ивана Даниловича были большие неприятности. И его начальство, и милиция, и пожарники строго указывали ему на то, что танцы должны заканчиваться в полночь. Да, как же в полночь, убеждал их Корнеев, если ребята приходят незадолго до этого, а самое главное – чем они заниматься будут, если не танцами? И настоял все-таки на своем.
Для старшего поколения Иван Данилович тоже нашел занятие. Из бабушек и не только он составил фольклорный ансамбль, один из лучших в области. Не раз он выступал в Москве, в том числе на ВДНХ, в Останкино, на студии грамзаписи «Мелодия» его записывали. Очень часто приглашали добросельский ансамбль в Белгород, а уж в районе без него ни один праздник не обходился.
Вообще, жизнь в добросельском клубе просто кипела. Кроме фольклорного, здесь было много еще всяких ансамблей на любую потребу, будь то выступление в поле или праздничный  концерт. Работали разные кружки. Поэтому сюда часто наведывались за опытом, как в частном, так и организованном порядке.
И еще добросельский клуб являл собой по сути дела студию документальных фильмов, которая создавала кинолетопись всего колхоза «Коминтерн». Дело это Иван Данилович любил и с охотой снимал и доярок, и механизаторов, все более или менее значимые события в жизни коллектива. Сам пленки и проявлял, сам крутил на фермах и полевых станах.
Старенькая камера до сих пор храниться у заядлого кинематографиста под кровать. Вот только пленок не стало, кручинится Иван Данилович.
Бурная деятельность директора сельского клуба, конечно, была замечена, и вскоре он стал заслуженным работником культуры, первым в районе.
 Это сейчас задача культуры развлекать народ, да и только. А при советской власти культура, начиная от важнейшего из искусств и кончая сельским клубом, выполняла важную миссию воспитания в духе… Ну, много каком. Вот и за Иваном Даниловичем числилась почитай вся пропагандистская работа на подведомственной территории. То есть он должен был изготовлять и распространять все эти листовки, плакаты, лозунги, стенгазеты, охватывать культурой разные производственные кампании и прочее. За эту деятельность его тоже неоднократно хвалили, награждали почетными грамотами.
На пенсию заслуженному работнику культуры не сразу удалось выйти. В то время уже возродился Грайворонский район, и культурой заправляла Тамара Сергеевна Вакуленко. Женщина она деловая и не могла позволить себе разбрасываться такими кадрами, как Иван Данилович. Но зная его намерение отдохнуть, схитрила и предложила ему быть как бы общественным консультантом, дескать, будешь два-три раза в год появляться. Но зарплату, тем не менее, положила. И когда Корнилов пришел ее получать, то понял, что пахнет тут не общественными работами, а натуральным директорством клуба. Поехал к Вакуленко объясняться. Но у той сначала случился больничный, потом командировка, потом еще что-то, и Ивану Даниловичу пришлось добросовестно отрабатывать ставку директора клуба. Два года это продолжалось. Потом Тамара Сергеевна все-таки была вынуждена отпустить его на заслуженный отдых.
Сейчас Иван Данилович живет тихой жизнью пенсионера. Всем доволен. Вместе с супругой Пелагеей Яковлевной они вырастили двоих детей и сейчас радуются внукам и уже одной правнучке. Но бывает и взгрустнется бывшему работнику культуры. И тогда он берет в руки гармонь.

Дата публикации: 25.03.2010


Дата последнего изменения: 12 Окт 2017 21:31