Грайворонский городской округ

Официальный сайт органов местного самоуправления

Грайворонского городского округа Белгородской области

 25 Дек 2009 12:00

Все здесь было привычно и гармонично – сияющие глаза, белое свадебное платье, напускная серьезность  жениха, радостный народ вокруг.

Все здесь было привычно и гармонично – сияющие глаза, белое свадебное платье, напускная серьезность  жениха, радостный народ вокруг.

Диссонансом смотрелась только инвалидная коляска, в которой как в троне восседала невеста. В таком контексте это средство передвижения мне довелось увидеть впервые. Но данная картина меня не удивила – в том, что эта девушка выйдет замуж,  я никогда не сомневалась.
Таню Хворост я знала давно и даже писала о ней. А впервые увидела её по телевизору, когда передавали телемост Владимира Путина – тогда еще президента – с народом. Уже за кадром основного события девушка в инвалидной коляске очень приятной внешности с горечью говорила о том, что её ум и способности остаются невостребованными, что она остается за бортом жизни.
Но оказалось, и без телевизора Таня была заметной личностью в своем Головчино. Среди своих друзей и, не только инвалидов, она была заводилой. Имея хороший голос, пела в художественной самодеятельности местного клуба и часто выезжала со своим коллективом выступать в другие села. Заботилась о таких же, как она, односельчанах. Самостоятельно научилась плавать. Словом, была огонь-девка.
А родилась она в Норильске. И буквально на пятый день ей сделали операцию по поводу спинно-мозговой грыжи. Врачи тогда предрекли ей полную неподвижность, а сейчас не перестают удивляются её успехам. Уже в Головчино Таня окончила основную школу, художественное отделение школы искусств, а затем получила и среднее образование в вечерней школе.
Ну, могла ли такая остаться в стороне от магистральной линии жизни? Хотя людей сторонних вид невесты в инвалидной коляске несколько ошарашивал. «Как же она будет детей рожать», - всплескивали ручками вездесущие старушки. И мне захотелось узнать подробности обретения моей знакомой личного счастья. Правда, получилось это не сразу, а месяца через три.
У молодой женщины уже хорошо округлился животик. Сначала она познакомила меня со своим мужем Колей, который показался мне довольно приятным человеком, потом усадила за чай с пирогом, который испекла сама.  О ноги вкрадчиво терся кот. В подсвеченном аквариуме сонно шевелили плавниками рыбки разных пород. Создавалось впечатление, что попала в давно налаженный семейный быт.
Таня за четыре года, что мы с ней не виделись, совсем не изменилась – была такой же энергичной и живой. Стала рассказывать, что собиралась поступать в московский ВУЗ, где инвалидам все бесплатно, даже содержание, да пролетела по собственной же вине – не удосужилась поточнее узнать условия прохождения предварительной подготовки. Что ездила в Москву на сборы Межрегионального благотворительного Фонда Содействия реабилитации инвалидов "Преодоление". Причем самостоятельно, преодолев яростное сопротивление родных, особенно отца: «Ты оттуда без головы приедешь!». И не пожалела об этом: на сборах её напичкали множеством знаний и навыков, а также подарили крутую инвалидную коляску. И «хорошо беременная»  женщина тут же продемонстрировала мне, как умеет держать баланс на одном колесе. Зрелище было, доложу я вам, из разряда акробатических. И даже посильнее – почти смертельным номером. И сама коляска в этой ситуации воспринималась не как вынужденная необходимость, а как атрибут цирка. Рассказала также, что до сих пор продолжает работать оформителем в головчинской средней школе, куда её взяли благодаря публикации  в газете. Потом стала рассказывать, как у неё все с Колей сладилось.
- Познакомились-то вы где? – спросила я.
- В больнице.
- Прошлой весной, - добавил Коля.
Оба лежали в хирургии: Тане делали несложную операцию, а Коле лечили перелом ноги. «Вместе сидели на диване у телевизора, вместе лузгали семечки». А когда Таня отходила от наркоза, то «слышала только Колин голос».
- Я её поил водичкой, - пояснил муж.
Ну, и пошло. Коля выписался первым и стал навещать новую знакомую, носить ей гостинцы. «Это он под тебя клинья подбивает», - гомонил больничный народ. «Да, нет, мы просто дружим», - отбивалась девушка. А однажды Коля пришел, а Тани нет, и кровать её уже убрана. Перепугался не на шутку. «Да, выписали её», - успокоили его медработники. Тут и от Кати эсэмэска пришла: «Меня уже выписали. Поздравь!».
А потом, уже много позже, Коля опять попал в больницу, и теперь Катя его навещала. Однажды, приехав вместе с родителями в Грайворон на салют, вытащила на него и Колю.
- Ну, а как вы поняли, что полюбили друг друга? – не постеснялась я спросить о сокровенном.
- Для меня это почти все время была дружба, - сказала Таня. – Хотя вот Коля считает, что между мужчиной и женщиной дружбы не может быть.
- Вот именно, - подтвердил тот.
Дружба закончилась 1 августа. Этот день запомнился Таню с Колей не только потому, что было солнечное затмение. В этот день случилось и намного более важное для них событие – они в первый раз поцеловались.
А вот когда объяснились, ни тот, ни другой не помнит. Таня припоминает только, что было это днем. Коля позвонил по телефону. «Был он, кажется, немного под шафе» - усмехнулась  она. Стал говорить ей о том, что нет, он не любит. Это, дескать, детское чувство. У него же что-то более весомое и глубокое. В общем, нес всякую околесицу. Но девушку признание близкого человека тронуло.   
Отношение родителей Танюши  ко всему этому сначала было настороженным. «Поиграется с тобой и бросит», - наставляли они её. Изменилось оно, когда дочь  сломала ногу.
- Каким образом? - изумилась я.
- Да, дурное дело не хитрое, - хохотнула  женщина, не вдаваясь в подробности.
Тогда она три месяца лежала в больнице на вытяжке, и Коля буквально не отходил от её кровати. Это рассеяло всякие сомнения родителей насчет намерений знакомого дочери. Да, и самой Татьяны, надо думать, если они были. Во всяком случае, именно это, считает она, сблизило их больше всего.
Короче, через некоторое время Коля поехал в санаторий подлечиться. И туда ему вроде как обычно позвонила  любимая. Только на этот раз сразу загадочно сказала:
- Теперь ты должен любить меня еще сильнее. А потом, почувствовав замешательство любимого человека, добавила:
- Я беременна. 
- Сначала был просто шок, - признался Николай, - потом – радость.
- Значит, к браку вас подтолкнула беременность? – осторожно предположила я.
- Нет, нет, - протестует будущая мама. Муж  её поддерживает:
- Эта беременность была для нас плановая. Мы оба очень хотели ребенка.
- Когда нас расписывали, я себя чувствовала так, будто уже выпила шампанского, и не хило, - продолжает моя знакомая. - У меня голова кружилась.
- А я все это совершенно спокойно воспринимал, - говорит ее супруг. Для меня это было не больше, чем необходимая формальность. 
- Имелся, наверное, уже опыт? – спрашиваю напрямик.
- Да, нет. – Я, можно сказать, всю жизнь Таню  ждал, - несколько по-книжному формулирует Николай.
Живут молодожены в еще до свадьбы снятом  в Грайвороне домике. По их словам, в мире и согласии. Этому кроме любви способствует еще, надо думать, и их непохожесть друг на друга. Она  энергичная, непоседливая, любит петь, рисовать. Он  спокойный, уравновешенный, беззаветно любящий чтение и неторопливые обсуждения прочитанного. Поэтому все шероховатости отношений супругов очень быстро сходят на нет. Так, Татьяну поначалу очень раздражало, когда муж, уронив что-нибудь, не торопился это поднимать. Она начинала пыхтеть, фыркать и делать мужу замечание. Потом смирилась, а  Коля стал аккуратнее.
Не обходится и без серьезных проблем. Главная из них, после беременности, конечно, (с ней как раз все нормально) - это финансовая. За аренду дома им приходится платить 3 тысячи в месяц. А ведь еще и коммунальные платежи имеются.  В морозы одного газа нагорает на 100 рублей в сутки. Да, и другие потребности есть. Сломался компьютер, без которого  оформитель, как без рук. Не говоря уже о машине. Женщина с горечью сетовала, что уже несколько месяцев не может поехать к родителям в Головчино – проезд очень дорог, да и хлопотен, по причине нашей неприспособленности к проблемам инвалидов. Если бы не помощь родителей, то не сладко бы молодоженам пришлось. Даже в отношении каждодневных трат. Ведь Коля – тоже инвалид и находится на пенсии. Им он стал после того, как сломал ногу и пошел какой-то нехороший процесс. А до этого работал у дорожников, неплохо зарабатывал. После перелома же больше года ходил на костылях. И когда,  закрыв больничный, пришел на работу, то узнал, что по здоровью уже не подходит, и оказался на улице
- Конечно, надо устраиваться на работу, - говорит он. – Только вот не знаю куда, и жену боюсь одну оставлять.
Таня  тоже не прочь найти себе что-нибудь поосновательнее, чем оформитель в школе. И очень заинтересовалась тем, что центр занятости выдает безвозмездные ссуды безработным, желающим обзавестись собственным делом. 
- Я бы тоже смогла что-нибудь организовать, - уверила она.
Но все эти трудности не мешают молодым строить далеко идущие планы. Прежде всего, насчет своего потомства. Сейчас у них будет мальчик, хотя надеялись они на девочку. И приметы, вроде бы, на этом сходились.   Так, что уже теперь планируют они еще и девочку.  Да, и только ею себя не ограничивают.
Говорили и о собственном жилье. Только уже с большой долей неуверенности. Но хорошо уже, что хоть вопрос этот не снимают с повестки жизни.
И в конце встречи я поняла, что это обычная, в общем-то, молодая семья.  И как всякой молодой семье, ей оставалось только пожелать любви и счастья. Что я и сделала напоследок. И еще спросила у моей знакомой, какая же теперь у неё фамилия.  
- Зенина я теперь, - сказала она с гордостью и удовлетворением.

Дата публикации: 25.12.2009


Дата последнего изменения: 12 Окт 2017 21:30