Грайворонский городской округ

Официальный сайт органов местного самоуправления

Грайворонского городского округа Белгородской области

 08 Июл 2011 13:00

Грайворонский район посетил почетный гражданин Белгорода, некогда командир воинской части Белгород-22, генерал-лейтенант в отставке Аркадий Ильенко. С ним встретились и побеседовали председатель районного Совета ветеранов войны, труда и правоохранительных органов Иван Евсюков и директор МУК «Грайворонские вести» Елена Доманова.

Грайворонский район посетил почетный гражданин Белгорода, некогда командир воинской части Белгород-22, генерал-лейтенант в отставке Аркадий Ильенко. С ним встретились и побеседовали председатель районного Совета ветеранов войны, труда и правоохранительных органов Иван Евсюков и директор МУК «Грайворонские вести» Елена Доманова.

Грайворонский район посетил почетный гражданин Белгорода, некогда командир воинской части Белгород-22, генерал-лейтенант в отставке Аркадий Ильенко. С ним встретились и побеседовали председатель районного Совета ветеранов войны, труда и правоохранительных органов Иван Евсюков и директор МУК «Грайворонские вести» Елена Доманова.


- Аркадий Данилович, расскажите о себе.
- Родился я 24 ноября 1929 года (в год начала сплошной коллективизации сельского хозяйства, которая разорила деревню, уничтожила в крестьянине стремление растить хлеб, превратила его в простого наёмного работника) в селе Студеники Переяслав-Хмельницкого района Киевской области в семье колхозников. Мой отец Ильенко Данила Остапович по происхождению из запорожских казаков, мать Козелецкая Мотря Трофимовна - из дворян. До начала войны, в 1941 году окончил 4 класса, более 2-х лет переживал тяготы и лишения фашистской оккупации. После войны, по окончании 7-ми классов, уехал в Киев. В надежде стать лётчиком, поступил в Киевскую специальную школу ВВС, по окончанию которой мечтал поступить в военное лётное училище. Но из-за постоянного голодания от мечты пришлось отказаться и перейти в Киевское артиллерийское подготовительное училище, где воспитанники были на полном государственном обеспечении. После окончания подготовительного училища был направлен в Киевское Ордена Ленина Краснознамённое артиллерийское училище им. С.М.Кирова, которое с отличием окончил в 1951 году.
Имея право выбора места прохождения дальнейшей службы, я выбрал Группу советских оккупационных войск в Германии. Это был мой первый самостоятельный выбор и, может быть, он сыграл основную роль в моём дальнейшем становлении, и в том чего я достиг за сорок два года офицерской службы.
Первые шаги в офицерской службе очень важны. Если задержался  "на старте", догонять очень и очень сложно, начинает подпирать возраст. Каждый год идёт выпуск молодых лейтенантов, многие из которых видят себя генералами. Начинается негласное состязание, что, на офицерском языке называется карьеризмом, которое наблюдается в двух направлениях. Одни стремятся достичь продвижения по службе путём подхалимства, угодничества начальникам, предательства своих товарищей по службе. Иногда у них это получается, и тогда бездарные личности достигают желаемой цели, чем наносится огромный вред общему делу и престижу воинской службы в частности. Другой путь - постоянная, непрерывная, вдумчивая и трудная работа с личным составом, доскональное изучение боевой техники, основ военного искусства, работа над повышением своих теоретических и практических знаний. Этот путь более длинный, но более надёжный и справедливый. Я в своей службе выбрал именно этот путь. Несмотря на все преграды строптивых начальников, любящих покорных исполнителей, не имеющих своего слова, своим трудом, своими знаниями мне удалось преодолеть все трудности, получить престижную в СССР должность начальника Семипалатинского ядерного полигона и высокое воинское звание генерал-лейтенант. Прослужил я в Германии, в одном и том же полку, семь лет. Это дало возможность показать себя на практической работе, и в январе 1958 года мне было разрешено сдавать экзамены в общевойсковую военную академию им. Фрунзе. Меня это никак не устраивало. С 1946 года я носил артиллерийские эмблемы, в подготовительном училище нам внушили, что «со времен Петра Великого перед артиллерийским офицером все остальные офицеры снимали фуражку», артиллерии я был просто предан. С помощью моего бывшего командира полка, полковника Змирлова Валентина Васильевича, который в то время уже командовал артиллерийской бригадой, мне удалось после успешной сдачи экзаменов, добиться разрешения на перевод в Ленинградскую Военную Командную Артиллерийскую академию. В это время при академии создается факультет по подготовке командиров командно-штабной специальности для ракетных войск. Конкурс для поступления на этот факультет был шесть человек на одно место. Из 45-ти возможных баллов, я набрал 44 и был зачислен слушателем академии. В 1962 году, по окончании академии, мне была предложена должность командира отдельного дивизиона межконтинентальных баллистических ракет в Московском военном округе. В продвижении по службе прошел должности заместителя командира полка, командира полка, начальника штаба ракетной дивизии, заместителя начальника штаба Ракетной Армии, командира войсковой части 25624, начальника 2-го Государственного центрального научно-исследовательского испытательного семипалатинского ядерного полигона, где под моим руководством было проведено 113 ядерных испытаний.
Награжден  орденами Красного знамени,  Трудового красного знамени,  Красной звезды и  Знак почета, а также многими медалями, в том числе и иностранных государств. Так же награжден медалью «За заслуги перед Белгородской областью» 2 степени, Почетный гражданин г. Белгорода.
В настоящее время работаю в управлении социальной защиты населения Белгородской области, являюсь председателем Белгородской региональной общественной организации ветеранов подразделений особого риска. Ветераны подразделений особого риска -  это испытатели ядерного оружия на семипалатинском и новоземельском полигонах, участники сборки ядерных боеприпасов вручную, члены экипажей атомных подводных лодок, на которых были аварии с ядерными реакторами, участники войсковых учений 1954 года с применением атомной бомбы. Всего в области 210 ветеранов, участников создания ядерного щита Отечества, из них более 20-ти проживает в г. Грайвороне и его окрестностях.
Сын Валерий по моему пути не пошел, сейчас работает в Белгороде водителем автобуса. Два внука: Виталий окончил юридический институт, сейчас работает в управлении внутренних дел Белгородской области.  Евгений учится в медицинском колледже.
- Теперь давайте сосредоточимся на грайворонском периоде вашей службы.
- Командиром войсковой части 25624 (под Грайвороном) был назначен в декабре 1975 года. В часть прибыл седьмого января 1976 года вместе с комиссией Главного управления по сдаче и приему должности командира такого важного объекта, каким являлся объект «С». Возглавлял комиссию начальник политического отдела управления генерал лейтенант Чубаров Степан Карпович. Через несколько часов после прибытия, на офицерском совещании, был доведен приказ Министра обороны СССР о моем назначении командиром войсковой части 25624. О вступлении в должность я немедленно доложил начальнику Главного управления генералу Бойчуку, а о вступлении в должность начальника гарнизона - Командующему войсками Московского военного округа. С этого момента я нес полную ответственность за положение дел во вверенной мне части, так было записано в Дисциплинарном уставе Вооруженных сил СССР.
-Как начиналось знакомство с областью и нашим районом?
- По сложившейся традиции вновь назначенный командир должен был представиться Первому секретарю обкома партии. Михаил Петрович Трунов, бывший в то время Первым секретарем Белгородского обкома партии, понравился мне с первой встречи. Руководитель большого масштаба. Умный, талантливый, прекрасный собеседник, на лету схватывающий самую сложную тему беседы, при этом внимательно изучающий собеседника. В дальнейшем у нас сложились прекрасные деловые отношения, которые впоследствии переросли в крепкую мужскую дружбу.
Михаил Петрович Трунов часто посещал нашу войсковую часть, выступал с докладами на партийных активах, уделял большое внимание решению многих вопросов нашей жизни. Видя такое внимательное отношение к нашей части Первого секретаря обкома партии, другие секретари обкома партии, руководство областного исполнительного комитета старались во всем подражать его примеру. Большую помощь и внимание войсковой части в работе с молодежью оказывал первый секретарь обкома комсомола Герасименко Владимир Яковлевич. Первый секретарь Белгородского горкома партии Путивцев Владимир Игнатьевич и председатель Белгородского городского исполнительного комитета Евгений Николаевич Савотченко считали наш Белгород-22 частью своего города. Все это давало мне возможность легко и успешно решать многие не только служебные, но и вопросы на бытовом уровне. Обеспечение квартирами офицеров и прапорщиков, уходящих на пенсию, не составляло никакого труда, быстро решались и многие другие хозяйственные проблемы.
С большой теплотой я вспоминаю моих ближайших помощников на первом этапе командования частью: начальника политического отдела полковника Абдрахимиова, начальника штаба полковника Короткова, главного инженера полковника Свиридова, в дальнейшем на этой должности его сменил полковник Молчанов, полковника Спиридонова, подполковников Мамонова, Кравец и многих других офицеров, прапорщиков, рабочих и служащих.
-Как началась служба в наших местах?
- Войсковая часть, которой мне было доверено командовать, была одной из элитных частей 12 ГУ МО. Командиров этой части Маршал Бойчук подбирал с особой тщательностью, назначение на эту часть считалось большим доверием с его стороны. В беседе перед моим отъездом к новому месту службы он просил меня разобраться на месте и прекратить огромный поток анонимных писем, поступающих в различные инстанции Министерства обороны и других высших органов власти.
Ознакомившись с положением дел, после вступления в должность командира, я собрал руководящий состав части и довел до всех разговор с Маршалом. Особо подчеркнул, что часть особая, задачи, стоящие перед ней, государственного масштаба, и такое положение с различного рода интригами беспокоит не только командование Главного управления, но и руководство Министерства обороны. Встречу я закончил словами: «Передайте всем, что мне здесь очень понравилось, уезжать отсюда я никуда не собираюсь, мне доверена часть, я отвечаю за все вопросы, и со всеми анонимками буду разбираться на месте».
Внимательно изучив обстановку, я понял, что со стороны прежнего командира, работников политического отдела было по отношению к населению военного городка очень много надуманных, несогласованных запретительных мер, создалась тяжелая обстановка. Население разделилось на два лагеря, каждый со своим кумиром, что и являлось основной причиной потока анонимных писем в вышестоящие органы власти.
Выполняя основную задачу - повышение боевой готовности вверенной части, пришлось много работать над сплочением всех звеньев большого коллектива, неотъемлемой части боевой готовности.
Через восемь месяцев Маршал приехал посмотреть работу нового командира на месте, и еще на вокзале сказал мне: «С первой задачей ты справился, посмотрим остальное». В конце первого дня пребывания в части, он отдал мне какое-то письмо и сопроводил его словами: «На, читай, пишут, очень любит власть, а зачем мне командир, который не любит власть».
С большим удовлетворением я более пяти лет командовал этой прекрасной войсковой частью, занимался вопросами улучшения гарнизонной жизни его населения, улучшения отношений с окружающим населением
- И  Вам это удалось? 
- Много было сделано для повышения боевой готовности, улучшения жизни и быта личного состава, населения гарнизона, в организации досуга и отдыха всех категорий граждан, проживающих на территории нашего небольшого военного городка. Особенно для улучшения жизни и быта солдат и сержантов. Переоборудованы казармы, оборудована прекрасная солдатская чайная. Проверяющие всегда отмечали, что в расположении нашего личного состава нет запаха казармы. Это была высшая оценка.
 Вместе со своими ближайшими помощниками мне удалось в кратчайшие сроки сплотить и мобилизовать все категории личного состава и населения на борьбу за образцовый порядок в нашем гарнизоне. В этом большую помощь оказывали нам местные партийные и советские органы власти, с которыми постоянно поддерживались нормальные деловые отношения. Со своей стороны мы много делали для укрепления этих отношений. Оказывали помощь в проведении сельскохозяйственных работ, особенно в прополке и уборке сахарной свеклы, заготовке кормов для скота. Это способствовало добрым отношениям с окружающим населением, насколько я помню, у нас никогда не было никаких противоречий.
Часть шефствовала над соседним колхозом «Коминтерн», члены которого часто говорили, «в нашем колхозе два председателя Кабыченко и Ильенко». Да, мы очень тесно работали с «Коминтерном», с его председателем Кабыченко Василием Ефимовичем были нормальные деловые отношения. При этом скажу, всякое бывало. Так, подходит однажды время отчетно-выборного собрания. А клуб разморожен, собрать людей негде. Ставим воздухоподогреватели, клуб приводим в надлежащее состояние, нас приглашают на собрание, мы участвуем в его работе. В работе собраний я часто принимал участие. Там всегда ожидали моего выступления. Потому что свежий человек и  со стороны виднее. Я их часто критиковал за неразбериху и неорганизованность. Помню, один раз мы вывезли людей для работы по уборке свеклы. Более сотни людей сидят, ждут работы, а звеньевая, которая должна прийти с ножами и указать место работы опаздывает. Конфликт. Но в целом были нормальные деловые отношения.
Очень хорошо помню Кальницкого Евгения Ивановича, председателя колхоза «Дружба». Спокойный, вдумчивый, рассудительный. Он мне очень нравился. С ним было о чем поговорить по многим вопросам.
-Аркадий Данилович, а какие отношения сложились у вас с районной властью и руководителями районных структур?
- С теплотой вспоминаю руководство Борисовского района, первого секретаря Игнатенко Николая Михайловича и председателя райисполкома Астанину Тамару Михайловну.
Откровенно говорю, что таких добрых, деловых отношений между местными органами власти, окружающим населением и нашей войсковой частью я нигде больше не встречал. Это прекрасный, на всю жизнь запомнившийся промежуток времени в моей работе, который в немалой степени повлиял на мой выбор для постоянного места жительства Белгородскую область
- А как Вы получили свое нынешнее звание?
- Вся работа по руководству войсковой частью была достойно оценена высшим руководством страны и Министерства обороны СССР. Постановлением Совета Министров СССР мне было присвоено высокое звание Генерал-лейтенант. И если кто из генералов, когда-либо, скажет Вам, что для него это событие прошло незаметно, не верьте. Для офицера, это воинское звание долгожданное, неординарное, и это понимают все, в том числе и не имеющие отношения к военной службе. Это событие неповторимое. Меня приехали поздравлять руководство области и города, были присланы письма - поздравления от Министра обороны СССР, всех его заместителей. У меня оказалось родственников значительно больше, чем до этого события. Получив такое высокое звание, человек начинает работать более спокойно и уверенно. Это звание мне дорого еще и тем, что я шел к нему тернистыми путями, преодолевая все преграды своими знаниями, большим трудом и потом.
Начальник штаба главного управления генерал лейтенант Егоров Виктор Михайлович предложил мне должность своего заместителя, что сулило переезд в Москву, а вместе с тем и потерю самостоятельности. Я вспомнил свое положение заместителя начальника штаба Ракетной Армии, и от предложения отказался. При очередной встрече, Маршал Бойчук сказал мне: «Я понимаю твой отказ и одобряю».
- Аркадий Данилович, расскажите, как Вы попали в Семипалатинск.
- Мне шел 52 год, я не имел даже мысли о смене своего места службы, наоборот присматривался, как устроить свою жизнь после ее окончания. Имея большой авторитет в партийных и советских органах Белгородской области,  трудностей в этом вопросе не испытывал.
Поворот во всей моей дальнейшей службе произошел неожиданно. Однажды во время проведения занятий в учебном корпусе, оперативный дежурный сообщил мне, что Маршал Бойчук просит срочно позвонить ему по закрытой связи. Когда я связался с ним, он в привычной для него манере, немногословно сказал: «Мы здесь решили назначить Вас начальником Семипалатинского полигона. Как Вы на это смотрите»? Я ответил: «Самое главное, работы больше, да и категория выше, я согласен». Бойчук поблагодарил и положил трубку.
Вопрос решался в спешном порядке, необходимо было срочно заменить генерал-майора Ступина, у которого не сложились отношения с заместителями Маршала Бойчука. В течение недели я прошел все инстанции (Главк, Главное управление кадров МО, Отдел административных органов ЦК КПСС) и был назначен на должность начальника Семипалатинского полигона.
- А с каким чувством уезжали из наших мест?
-Не смотря на получение более высокой должности, я покидал, ставшую для меня родной часть с большой тревогой и грустью. С тревогой и грустью за разлуку с таким прекрасным коллективом, с которым я более пяти лет решал большие вопросы, который помог мне стать генералом. С тревогой о том, что меняю прекрасные климатические условия ставшей родной мне Белгородчины на неизвестный мне Казахстан, какие трудности встретятся на моем пути в отношениях с местными партийными и советскими органами, с местным населением. Впереди была сложная и неизвестная мне обстановка и желание как можно быстрей окунуться в эту неизвестность. Но я не жалею. Это была работа огромной государственной важности с выходом непосредственно на Министра обороны, других министров оборонного комплекса, на заместителя председателя правительства СССР, Председателя ВПК тов. Белоусова и других высокопоставленных в СССР номенклатурных должностных лиц.
Накануне отъезда провожать меня приехали все члены обкома партии во главе с Михаилом Петровичем Труновым. Было сказано много добрых напутственных слов и слов благодарности за совместную работу, пожеланий успехов на новом месте службы. В день моего отъезда Первый секретарь Борисовского райкома партии Н.К. Игнатенко собрал большой коллектив председателей колхозов района, которые очень тепло, как доброго соседа, проводили меня из своего района. Такие встречи не забываются никогда. Я и в настоящее время Белгородскую область считаю своей второй малой родиной.
- После отставки вы сразу в Белгород приехали?
- Нет, сначала я уехал на Украину, в Днепропетровск. Во время работы начальником полигона у меня были хорошие завязки с днепропетровским заводом Южмаш и КБ «Южное», которые создавали ракеты. Они мне обещали найти достойную работу, дали квартиру. С развалом Советского союза обстановка резко изменилась, военно-промышленный комплекс развалился. В Днепропетровске мы прожили 5 лет, и меня потянуло в Россию. После окончания артиллерийского училища, я ни одного дня на Украине не служил, Россия для меня стала ближе. В Белгороде жил сын, внуки. Да и пенсия на Украине была значительно ниже.
-И вернулись Белгородскую область…
- Да, в Белгород. Сначала у меня состоялась приятная беседа с Евгением Степановичем Савченко, до этого я ним не был знаком. Своим постановлением он выделил мне квартиру, за что я ему благодарен всю жизнь. Белгород для меня уже был родным городом, у меня были старые знакомые. Среди них Николай Алексеевич Сурков, который ранее был председателем облисполкома. У нас с ним были дружеские отношения, которые продолжаются и в настоящее время. Интереснейший, исключительной доброты человек, прекрасный товарищ. С его подачи я  работал на валуйском сахарном заводе, в отделе экономической безопасности, а затем  Василий Захарович принял меня в управление социальной защиты населения области на должность консультанта по работе с общественными организациями.
- Аркадий Данилович, сравнивая нынешнюю Грайворонщину с тогдашней, что Вы можете сказать?
- Естественно произошли очень большие изменения. Да и времени прошло не мало, -  25 лет, это 5 пятилеток, по которым развивался Советский Союз. Сейчас  мы живем в другой стране. Стало больше машин, больше прекрасных строений. С точки зрения улучшения качества жизни, могу сказать, что сейчас такое положение, когда, как говорят, каждый кует свое счастье, каждый живет, как умеет, каждый живет по-своему. У всех достатки разные, и все не увидишь. Но то, что много сделано в селах, по территориям, видно сразу. Развитию села уделяется большое внимание. В том числе и Головчино похорошело, совершенно другое село, другой вид. Особенно много сделано в Грайвороне, тоже по-другому смотрится. Но так и должно быть, ведь Грайворон сейчас, не просто Грайворон, а районный центр. В этом большая заслуга главы администрации района и его предшественников. С главой администрации Грайворонского района Александром Ивановичем Головиным, я познакомился не так давно на одной из встреч в нашей  войсковой части, ранее я его не знал. Разумный, рассудительный, спокойный, вдумчивый человек. Не мне оценивать его деятельность, но думаю, что району с ним удастся решить многие задачи.
- Ну, и в заключение, Аркадий Данилович, что бы Вы пожелали грайворонцам?
- Главе администрации района, Александру Ивановичу Головину, его команде, всем жителям района желаю дальнейшего совершенствования своей деятельности, направленной на улучшения качества жизни грайворонцев, на развитие инфраструктуры района, его внешнего вида. Район приграничный, является вратами не только Белгородской области, но и всей России со стороны Украины. Надо держать марку. У меня, еще раз повторяю, самые теплые отношения с грайворонцами, я считаю Грайворон своей второй родиной. И то, что делается сейчас в районе, мне кажется, служит не только его дальнейшему развитию, но и вносит достойный вклад в развитие Святого Белогорья. Желаю всем грайворонцам добра, здоровья, благополучия и новых успехов в дальнейшей деятельности направленной на процветание  процветании района и области в целом.
-Спасибо, Аркадий Данилович, за обстоятельное интервью.
-Пожалуйста.


Дата последнего изменения: 13 Окт 2017 01:56